Товарищи, реалистическую музыку пишут народные композиторы, а формалистическую музыку пишут антинародные композиторы. (с)
Сегодня-разговор об этом фильме 1959 года:

Хованский – Алексей Кривченя
Досифей – Марк Рейзен
Марфа – Кира Леонова
Андрей – Антон Григорьев
Голицын – В.Петров
Кузька – Алексей Масленников
Шакловитый – Евгений Кибкало
Вожак – Виктор Нечипайло
Подьячий – Н.Захаров
Режиссер: Вера Строева
Дирижёр: Евгений Светланов


Думаю, сюжет этой оперы не намного уступит в запутанности пресловутому "Трубадуру"-внятно пересказать его очень затруднительно. Эта же постановка запутывает все еще больше. Какие приятные нововведения мы в ней наблюдаем?
1. Появляется новый персонаж-народный Вожак, поющий басом. Впрочем, собственной партии у него нет, он крадет слова из чужих :alles:
2. Прекрасную увертюру заглушает голос дурака-диктора, бодро озвучивающего какую-то ересь :alles:
3. Естественно, не обошлось без купюр: партия Сусанны выпала вся, от всех других отщипнуто по кусочку. У Марфы исчезла ария "Исходила младешенька", из-за чего сильно пострадал как ее образ, так и любовная линия. Спасибо Строевой :nunu:
4. Но кое-что и добавлено: к примеру, на вопрос Голицына (адресованный, кстати, Досифею) "Ну, а правленье-то какое?" Хованский невразумительно бормочет нечто вроде "Аз есмь царь! Я бы порулил, да кто ж мне даст?" Кто это придумал и зачем это нужно-я не понял :hmm:
5. Марфа (за исключением последней сцены) одета в мирское платье. Внешне же она скорее напоминает шлюшку из Лоскутного ряда веселую купеческую вдову, нежели фанатичную раскольницу. В финале сцены гадания делает жест, столь же напоминающий двуперстное знамение, как и рокерскую "козу" :alles:
6. Голицын внешностью очень напоминает Петра (хотя и с мерзкой трехдневной щетиной) и вообще выставлен в положительном свете, что кажется весьма спорным. Когда его увозят в ссылку, рядом с повозкой идет Вожак и типа сочувствует-это уже полная ахинея.
7. Народ с интересом наблюдает за сожжением раскольников-только что дрова не подкладывает :alles:
8. Заканчивается опера хором этого самого народа и идиотским заключением комментатора о том, как раньше все было плохо и как теперь, при лысом хере Никите Сергеевиче все стало хорошо.
О вокалистах: почти все поют очень невыразительно, без "накала" и страсти. А именно:
Шакловитый-ну почему, почему опять этот Кибкало? :apstenu: Видно же, что партия не его. Тут нужен бас или бас-баритон, зловещий и мрачный. Кибкало, конечно, пытался что-то изобразить, но... нет, не то. Вокальные средства не позволяют. С внешностью тоже не особо-опять эта аккуратная бородка и опрятная одежонка. Главное-нет никакого впечатления загадочности, дьявольского ума и расчета, скрытности и беспринципности. Ведь именно Шакловитый-главный двигатель действия (точнее-его политической части). Пока все бахвалятся своим могуществом и грызутся между собой, он действует, убирая одного за другим своих противников и расчищая себе путь наверх. И таки расчистил!
Вожак-поет во всех народных хорах (причем в "Ох, ты широкая матушка-Русь" солирует, что напрочь убивает все впечатление) и арию Шакловитого ("Ах, ты и в судьбине злосчастная"). С одной стороны-почему бы и нет? С другой стороны-сразу обесцвечивается мозгоразрывающая роль Шакловитого плюс куда более видную роль начинает играть народ, который (если не считать стрельцов и раскольников) в общем, в этой опере находится в глубокой ж на заднем плане. Не знаю, не знаю... Да, поет неплохо и образ тоже соответствует.
Кузька-тут все в порядке и с голосом (хотя поет маловато), и с образом-этакий молодой рубаха-парень, душа компании и выпивоха, как оно и должно быть.
Голицын-тенор как тенор. Ничем особенным не порадовал (его монолог тоже основательно сократили). И сыграл как-то вяло.
Андрей Хованский-то же самое. В сцене с Эммой его просто не было слышно (как и ее), а вот Марфу-замечательно :hmm: Разве что последующая драка со стрельцами неплоха. В общем-кисло. Слишком лиричен, на мой взгляд.
Марфа-больше нигде Леонову не слышал и ее имя мне ничего не говорит. Спела-не то что плохо, просто без всякого энтузиазма. Погадать-ладно, погадаю; на костре сгореть-ладно, тоже можно, ибо у меня рак и жить осталось три месяца. Примерно так. Внешность и игра в первых двух действиях вызывают самое тягостное недоумение.
Иван Хованский-этакий спесивый "тупоумный боярин", дорвавшийся до власти. В общем, верно, хотя у Мусоргского образ несколько сложнее, на мой взгляд. Неудивительно, что в сцене прощания со стрельцами был неубедителен. Зато вокально-хорош; мощный и властный голос, а энергии хватило бы на всех участников фильма, вместе взятых.
Досифей-собственно, Марк Рейзен-и этим все сказано. Но наверняка не лучшее его исполнение. "Здесь, на этом месте" он может петь куда интереснее, и вообще. При первом появлении очень страшно выглядит-прямо Великий Инквизитор какой-то. Или Иван Грозный в старости. Потом немного подобрел :)
Ну и Подьячий-мне понравился больше всех. Хороший характерный тенор, очень подходящий для этой партии и убедительный образ канцелярской крысы, поседевшей за написанием доносов прошений. Рожа такая, что плюнуть хочется.
Еще немного о хорошем:
1. Марфа в скиту настолько навострилась в ножевом бою, что выбивает у Андрея кинжал одним ударом :laugh:
2. ВНЕЗАПНО выясняется, что Досифей-это князь Мышкин Мышецкий.
3. Персидскую рабыню играет Майя Плисецкая :inlove:
Кусочек есть на трубе:


Резюме: если вы-не фанат Мусоргского, Плисецкой-или кого-то из солистов-лучше воздержаться от просмотра, так как есть гораздо более сильные исполнения. О них-в другой раз.

@темы: Мусоргский, Плисецкая, Рейзен, Хованщина, опера